«Слуга народа» не рассматривает возможность сотрудничества с пророссийскими оккупантами Донбасса и их пособниками. Вместе с тем, во власти Украины действительно смогут работать ее патриоты, которые в силу обстоятельств вынуждены жить в ОРДЛО.

Об этом заявил народный депутат от «Слуги народа» Виталий Безгин, комментируя скандальное заявление своего однопартийца Максима Ткаченко относительно возможного сотрудничества с работниками оккупационных администраций Донбасса, передает «Обозреватель«. 

«Нет абсолютно таких мыслей у нашей фракции. У нас есть однозначная позиция, что все оккупированные территории должны вернуться под контроль Украины, но никакой речи о сотрудничестве с теми людьми, которые являются террористами и их пособниками, быть не может«, – подчеркнул нардеп.

Парламентарий пояснил, что его коллега Ткаченко не совсем корректно выразился, из-за чего и возникли определенные спекуляции.

Однако, он четко заявил, что на оккупированных территориях есть патриоты Украины, которые ее поддерживают, и просто сейчас оказались в таком положении. Поэтому речь шла именно об этих гражданах, а не о террористах и их пособниках,
– подчеркнул Безгин.

Депутат добавил, что не видит возможности, чтобы люди, которые сотрудничают с главарями так называемых «Л/ДНР», могли в дальнейшем сотрудничать с новой украинской властью.

Что сказал Ткаченко о чиновниках из ОРДЛО?Депутат фракции «Слуга народа» Максим Ткаченко заявил, что сотрудники оккупационных администраций Донбасса смогут остаться в команде новой власти. По его словам, на «той стороне сейчас при власти все равно есть профессиональные люди, со здравым смыслом». Они якобы хотят мира и возвращения оккупированных территорий под контроль Украины.

Впоследствии он объяснил, что в оккупированных районах рано или поздно пройдут местные выборы по украинскому законодательству. Тогда в новую власть могут попасть нынешние руководители больниц, школ, университетов, театров Луганска, Донецка и других городов, которые не принимали никакого участия в незаконных действиях, а остались на оккупированной территории как заложники ситуации.