Тотальные провалы по всем направлениям, стремительное ухудшение обстановки, угроза массовых протестов и неясная перспектива сценария удержания власти после 24 года создают для Путина предельно узкий коридор решений.

В ходе создания СССР к Украине были присоединены «исконно русские территории», заявил президент России Владимир Путин.

«Все Причерноморье, западные земли российский были переданы в Украину со странной формулировкой – для повышения процентного соотношения пролетариата в Украине», – подчеркнул он во время пресс-конференции в Москве.

По его словам, такой шаг был обусловлен тем, что это была сельская территория, где проживали мелкобуржуазные представители. «Это странноватое решение, но оно состоялось Это все – наследие государственного строительства Владимира Ленина. Теперь мы с этим разбираемся», – добавил Путин.

Почему тема реванша всплыла именно сейчас, а предыдущие годы правления Путина вопрос возвращения исконных территорий Путина совершенно не интересовал, понятно. Тотальные провалы по всем направлениям, стремительное ухудшение обстановки, угроза массовых протестов и неясная перспектива сценария удержания власти после 24 года создают для Путина предельно узкий коридор решений. Стандартный маневр в такой ситуации – либо внешняя война, либо внутренний террор, посредством которых можно на время сбросить социальную температуру. Однако для реализации этих двух сценариев требуется то, чего у Путина тоже нет – работающей управленческой вертикали. С управлением у Путина беда – оно разваливается буквально на глазах.

Ко всему прочему, Россия уже ведет две войны, две провальные и неуспешные военные кампании – в Украине и в Сирии. А кроме того, частные наемники при поддержке госструктур сейчас воюют в Мозамбике, ведут штурм морского порта в ливийском Триполи. В общем, еще одна война, да еще победоносная в таких условиях – дело почти нереальное. Да и враг должен быть таким, чтобы народу можно было продать победу над ним как нечто грандиозное.

Внутренний террор – занятие тоже малоперспективное. У миллионов силовиков, собранных в конкурирующие оргпреступные группировки, гораздо больше причин воевать за кормовые делянки друг с другом, чем с ограбленным до нитки населением. Если спустить с поводка карателей, то очень быстро можно столкнуться с войной между этими ОПГ, причем войной не аппаратной, как сейчас, а всамделишной. Пока группировки лишь щипают друг друга в локальных спецоперациях вроде ареста общаков конкурентов (см. историю полковника Захарченко), но если дать им волю и спустить на население – они очень быстро придут к выводу, что более денежно рвать друг друга, чем нищих предателей родины и агентов госдепа. В криминальном государстве и нравы бандитские, тут ничего не поделаешь.

Однако задача от этого не меняется – нужно как-то сбрасывать накапливающуюся ненависть к режиму, снижать социальную температуру. Идеи реванша – почему бы и нет. Тем более, что реваншизм – это даже не идеология, а безусловный рефлекс на уровне глубинных слоев подсознания. Мы болеем за наших футболистов не потому, что они хорошо играют, а потому что они «наши». Хотя зачастую с точки зрения эстетики игры смотреть там просто не на что. Но – «наши», а потому «русские, вперед».

Этот инстинктивный рефлекс с успехом используют манипуляторы разных времен и народов. Когда выключается рассудок, топлой управлять значительно проще и легче. А уж использовать разнообразные исторические обиды – реальные или выдуманные – так совсем беспроигрышная ситуация.

Проблема здесь в другом. Любой реванш – это всегда проецирование будущего в прошлое. Если ты неспособен создать проект прорыва в будущее, ты будешь бесконечно возвращаться в прошлое. И даже если тебе будет сопутствовать тактический успех – то просто зайдешь на новый круг, в конце которого – повторение ровно тех же проблем. Гитлер на идеях реванша вернул Германию к поражению и катастрофе. Неужели Путин рассчитывает, что у него получится что-то другое? Особенно если учесть неспоставимый уровень интелллекта – ефрейтор-то точно на порядки умнее полковника.

Тем не менее, Путин вынужден педалировать идеи реванша. У него за душой уже давно нет ничего. Единственный его мотив – удержаться у власти. Любой ценой. Если для этого нужно будет ввергнуть страну в катастрофу – то тем хуже для страны.